Текущая ситуация на международном рынке меда. Норберто Л. Гарсия

Текущая ситуация на международном рынке меда.  Норберто Л. Гарсия

Глобальное пчеловодство в настоящее время затронуто многими неблагоприятными факторами, которые угрожают его устойчивости. Прогресс сельского хозяйства, разрушение природной среды, загрязнение земли  пестицидами, появление новых заболеваний пчел и все большей средний возраст пчеловодов повлиял на пчеловодство в течение последних десятилетия. Кроме того, мошенничество с медом стало явлением, которое практически вышло из под контроля.

По данным США (Pharmacopeia’s Food Fraud Database) мед считается третьем «любимым» продуктом для фальсификации, вслед за молоком и  оливковым маслом (United States Pharmacopeia, 2018). Пока экономически мотивированная фальсификация меда, таможенное мошенничество, нарушение международного и национальных права сохраняются, благополучие и стабильность мирового пчеловодства   остается в опасности.

В этой статье будут рассмотрены основы, которые делают мед уникальным продуктом природы, основные положения относительно его чистоты и признанные формы фальсификации меда. Во второй части этой статьи - статистическая информация о  мировой торговле медом. Будут представлены текущие тенденции на этом рынке, региональные особенности и возможные отклонения. Статистическая информация может быть использована как ценный инструмент для более эффективно расследования и борьбы с фальсификацией меда, которая принимает различные формы в зависимости от стран-источников и импортных рынков.

Торговые данные, использованные в этой статье, были получены из Международного торгового центра Аргентинской палаты экспортеров (International Trade Centre – UNComtrade – Argentine Chamber of Exporters (CERA)’s High Performance Platform).

Мед - это чудесный продукт, продукт уникального взаимодействия между растениями и пчелами. Растения и пчелы появились  более 100 миллионов лет и  создали этот и здоровый продукт, который содержит около 200 разных веществ. Мед в основном состоит из сахаров (глюкозы, фруктозы), но также содержит многие другие вещества, такие как белки и ферменты, аминокислоты, органические кислоты, витамины, минералы, фенольные и летучие соединения (Да Сильва, Гоше, Гонзага, Оливейра Коста и Фетт, 2016; De-Melo, de Almeida-Muradian, Sancho & Pascual-Maté, 2018).

Вода, второй по величине компонент меда, влияет на некоторые из его важных физических свойства, такие как вязкость, кристаллизация, цвет, вкус, удельный вес, растворимость и консервация (Escuredo, Мигес, Фернандес-Гонсалес, и Сейо, 2013). Кодекс Алиментариус (1981). Международно признанный стандарт для продуктов, определяет мед как «натуральное сладкое вещество, вырабатываемое пчелами из нектара растений или выделений насекомых на живых частях растения, которые собирают пчелы, перерабатывают его, обезвоживают и оставляют в сотах созревать». Также обращено внимание на то, что: «К меду  не должен быть  добавлен никакой другой ингредиент, включая пищевые добавки, ни любые другие дополнения...". Европейская медовая директива 2001/110 / EC (2001) полностью соответствует Кодексу Алиментариус в отношении этих  ограничений. Чтобы собрать нектар,  пчела  посещает до 1000 цветов  и  совершает около 10 вылетов в день (Гэри, 2015). После того, как нектар передан в улей, начинается длинный процесс переработки нектара  в улье, в результате которого нектар превращается в мед. Пчелы проводят манипуляции с нектаром много раз  и, наконец, кладут жидкость в соты для хранения меда, которые  закрываются. Превращение нектара в мед требует следующих шагов (Crane, 1980):

• Добавление в процессе создания пчелами меда  таких ферментов как  инвертаза, диастаза, глюкоза оксидаза и фосфатазы путем фуражирования  

• Добавление других веществ, которые происходят из слюнных желез пчелы.

• Снижение рН путем производства кислот в желудке меда пчела.

• Изменения в химическом составе, особенно соотношение сахара.

• Испарение воды. Содержание воды нектара может достигать 80%, в то время как влажность меда должна быть между 16% и 20%.

Это превращение нектара в мед начинается, когда пчелы собирают нектар в поле (Николсон & Human, 2008) и заканчивается в улье. Распределение и перемещение меда перед  окончательным хранением является частью процесса созревания, которое заканчивается, когда пчелы запечатывают соты (Эйер, Neumann, & Dietemann, 2016). У пчел существует разделение труда между пчелами, которые собирают нектар и  пчелами, которые работают в улье (Seeley, 1995). Если пчеловод собирает мед еще незрелым, работа пчел в улье  сокращается и они могут стать собирателями нектара в более раннем возрасте. Таким образом, увеличивается количество меда и пчеловод получает дополнительный доход, но качество будет  невысоким. Азиатские пчеловоды часто собирают незрелый мёд с высоким содержанием воды, что, как объяснялось ранее, означает выше урожайность и снижение затрат. Эта производственная система делает «медовые заводы» абсолютно необходимыми. Эти заводы в фильтруют, смешивают, осушают  и упаковывают  мед.

Процесс сушки происходит на заводе вместо того, чтобы происходить  внутри улья Полученный продукт кажется не опасным для здоровья потребителя, но точно  не имеет положительных свойств меда. Производство меда пчелами действительно долгий и кропотливый процесс, который человек может скопировать, но никогда не сможет сделать такой же продукт. Кроме того, описанный выше метод обработки меда не соответствует Кодексу Алиментариус (1981), потому что запрещено добавление или извлечение любого вещества из меда, если это не относится  к деятельности самих пчел.

Китайский способ производства меда соответствует стандарту (Национальные стандарты КНР GB 16740-2014, 2015), который определяет мед как «натуральное сладкое вещество, полученное в результате, когда нектар, секреция и сладкие отложения из растений собираются, смешиваются с  ферментами пчел, модифицируются  и хранятся в сотах». В китайских стандартах ничего не говорится о  невозможности добавления или извлечении веществ из мёда. Признанная  концепция «Медленный мед» Хефекером (2018), в отличие от модели «Быстрый мед» Quick Honey, разработанной в Азии, подчеркивает важность сохранения естественного  процесса для созревания меда. Только уникальная, естественная трансформация  нектара в мед, сделанная пчелами, которая может занять несколько дней под естественным условиями, являются гарантией окончательного физического, биохимического созревания меда и наличия  полезных свойств меда.

Искушения для фальсификаторов мёда увеличились в последние годы, потому что  выросли цены на мед и  официальные методы обнаружения случаев мошенничества не всегда дают свои результаты . Текущая ситуация с фальсификацией  меда имеет огромное значение и влияет как на цену меда, так и на жизнеспособность отрасли пчеловодства (Гарсия, 2016). По данным Администрации продуктов питания и лекарств США (FDA), экономически мотивированной фальсификацией (EMA) является мошенническая, преднамеренная замена или добавление веществ в мед для  цели увеличения стоимости продукта или снижения себестоимости его производства, т. е. для экономической выгоды. ЕМА часто упоминается как мошенничество с продуктами питания. В широком смысле экономически мотивированная фальсификация (EMA) в продуктах питании  включает сознательную продажу любого продукта питания не соответствующего стандартам (Strayer, Эверстин, Кеннеди, 2014).

Существуют различные формы фальсификации меда в настоящее время (Dübecke et al., 2018):

1. Преднамеренное разбавление дешевыми сиропами (кукуруза, рис, свекла и т. д.).

2. Извлечение незрелого меда и осушение его механически способом.

3. Использование ионообменных смол для осветления  цвета меда.

4. Фальсификация географического и/или ботанического происхождения мёда.

5. Кормление пчел сахарными сиропами  в период медосбора.

Элементный анализ массовое соотношение изотопов (Elemental Analysis Isotope Ratio Mass Spectrometry (EA-IRMS), разработанный анализ  около 25 лет назад, по-прежнему является единственным широко распространенным и официально признанным. Этим методом пользуются все основные страны-импортеры для обнаружения фальсификации меда с сиропами  С4 из  таких растений как кукуруза или сахарный  тростник. Тем не менее, недавнее использование сиропов С3 из других  растений (в основном из риса), делает обнаружение мошенничества более сложным, поскольку EA-IRMS не обнаруживает их. Сахарные сиропы из риса обычно производится в Азии, но  доступны и  во многих странах мира. Эти страны  импортируют большие объемы сиропа и импортируют небольшие объемы меда (рисунок 1). В настоящее время, есть две  возможные стратегии тестирования которые могут быть использованы для обнаружения добавления сахара С3 в мёде:

• ядерный магнитный резонанс (ЯМР).

• комбинация целевых методов, которые используются для изучения одного или небольших количеств высокоспецифичных параметров, например медоносных ферментов, специфичных для сиропа маркеров, медоносных ферментов олигосахаридов, искусственных пищевых ингредиентов и кислот, указывающих на инвертный сахар. Ограничения этих целевых методов в том, что их эффективность в условия выявления фальсификации меда обычно уменьшается со временем из-за успешного  процесса обучения фальсификаторов-мошенников (Dübecke et al., 2018). Ядерный магнитный резонатор ЯМР является самым серьезным методом, который используется для обнаружения пяти различных форм фальсификации меда описанных выше. Эту технологию можно использовать для анализа многих веществ в мёде, в том числе для анализа и традиционных параметров качества и дополнительно имеет  возможность выполнения  нецелевого обнаружения «отпечатка пальца» меда – то есть получить самую полню информацию – какой мед, откуда, содержит ли добавки, натуральный или нет и пр. (Dübecke et al., 2018).

Импорт мёда

Мировое потребление меда неуклонно увеличивается за последние  два десятилетия. Основные причины: увеличение население мира  и  предпочтение  натуральным продуктам питания растущего количества потребителей, в том числе молодых людей. Так как население мира  и спрос на натуральные и здоровые продукты увеличиваются, многие страны не могут удовлетворить спрос  своего населения на мед отечественного производства и увеличивают объемы импорта меда. Кроме того, некоторые страны-импортеры меда покупают  большее количество дешевого мёда, чтобы реэкспортировать его, в подавляющем количестве случаев  как мед  местного производства.

Соединенные штаты, Германия, Япония, Великобритания и другие

Европейские страны в настоящее время возглавляют рейтинг стран-импортеров мёда (Таблица 1). С 2010 года мировой спрос на мед вырос в размере 19 504 тонн в год (Гарсия, 2016). Изучив данные чистого импорта, мы можем получить более точную оценку спроса на мед в каждой стране. Тем не менее, потребление меда все еще далеко от реализации своего огромного потенциала. Новая позитивная повестка дня должна появиться среди очень многих тревожных сообщений, но мы должны полностью развивать и пропагандировать пользу для здоровья разных медов.

 

Рынок США

Американский рынок импорта меда растет постоянно и круто.  В последний год отечественное производство меда в США снизилось до 705 тонн/год, в то время как импорт меда увеличился на 6 956 тонн/год (рисунок 2). Отечественное производство в 2017 году покрыло  только 25% от общего спроса на мед в США. В США импорт меда  изменился  после «Honeygate» - расследование незаконного импорта меда из Китая при участии компаний и представителей официальных властей США. В 2012 году пять основных стран-экспортеров меда из Америки (Аргентина, Бразилия, Канада, Мексика и Уругвай) представляли 62% всего импорта США, в то время как в 2017  США только импортировали  только 41% (84 003 тонны) от общего количества меда  из этих пяти стран. В 2017 году  Индия, Вьетнам, Украина, Таиланд, и Тайвань обеспечили 53% (107 104 тонн) от общего объема импорта меда в США.

 

Учитывая объемы фальсификации страны должны представить своим  потребителям меда защиту и гарантию в покупке качественного меда. К счастью, текущие попытки USDA и US Pharmacopeia по созданию стандартов на мед дают надежду на будущее этого важного рынка. ЕС за последние 15 лет  увеличил импорт мёда в среднем на 10 284 тонн/год. Китай  является основным источником увеличения импорта меда (Рисунок 3). Цены, уплачиваемые странами ЕС за китайский мед довольно различаются, что может быть связано с различным качеством требования импортеров  к меду (Таблица 2). Высокая цена не гарантирует чистоты меда, но дешевый мед точно  имеет более высокую вероятность фальсификации. Таким образом, цена импорта может говорить о  первых признаках плохого качества мёда и должна  стимулировать необходимость дальнейшего исследования, чтобы исследовать  мед на его соответствие стандартам.

Британский рынок импорта меда составляет явный случай замещения меда из других регионов за счет увеличения импорта относительно недорогого китайского меда (рисунок 4 и таблица 2). Как обсуждается далее в этой статье, импорт дешевого меда и его возможный реэкспорт некоторыми европейскими страны увеличили шансы маскировки географического происхождения некоторых  медов.

Правила маркировки меда не однородны по всему ЕС. Усилия должно быть предприняты, чтобы поощрить все страны ЕС  создать единые правила маркировки, которые бы  требовали декларация всех   географических источников меда, содержащегося в банке. В этом случае, все европейские потребители будут иметь  возможности узнать, что они выбрали и оплатили.

В 2015 году Европейская комиссия начала  согласованный план мониторинга для изучения распространения фальсифицированного меда на европейском рынке. В декабре 2016  результаты были опубликованы. Первый отчет показал, что 15% образцов были не соответствующими  Директиве о меде 110/2001. Образцы, признанные соответствующими затем отправили в Комиссию по исследованиям Центр дальнейших исследований с LC-IRMS. Этот  метод сочетает высокоэффективную жидкостную хроматографию с масс-спектрометрией с изотопным соотношением. Результаты теста показали, что 14% образцов содержали добавленные сахара (Европейская комиссия, 2016), хотя LC-IRMS можно использовать для обнаружения некоторых видов фальсификации. Эти результаты потенциально недооценивают реальные проблема фальсификации меда в ЕС, поскольку ни ядерный магнитный резонатор ЯМР, ни другие, более новые  тесты, которые могут быть использованы для обнаружения  фальсифицированного не могут доказать все случаи фальсификации меда.

Необычайно большой  урожай меда  в Аргентине в 2016 году  вызвал сокращение китайского импорта меда в Европейские страны. Однако, ЕС увеличил поставки меда из Китая в 2017 году (рисунок 3).

Японский рынок

Третий по важности импорт мёда рынок это - Япония. В основном Япония импортирует мед из Китая для промышленного использования, но эта тенденция уменьшается. Для прямого  потребления Япония увеличивает импорт меда из Аргентина, Канады и Венгрии в основном (рисунок 5).

Экспорт меда

Вышеуказанный рост спроса на мед в свою очередь привел к увеличению мирового экспорта меда, который вырос примерно до  30 000 тонн в год (Гарсия, 2016). Для того, чтобы получить лучшее понимание разных моделей экспорта мёда странами, эволюцию объемов экспорта для каждого из 25 основных стран-экспортеров в течение последних 10 лет можно изучить таблицы (таблица 3 и рисунок 6). Как и следовало ожидать, объемы экспорта меда за последние 10 лет увеличились в одних странах, но снизились в других. Среднегодовая вариация экспорта мёда для каждой страны была рассчитана по линейной регрессии для того, чтобы сравнить изменения в объемах экспорта (рисунок 6). Наиболее экстремальные среднегодовые вариации были показаны Китаем (средние увеличение на 8 281 тонн в год) и Канаде (среднее снижение на 1 019 тонн в год).

Различия среди 25 основных стран-экспортеров  могут быть найдены при рассмотрении последних изменений в их торговле медом, экспортно-импортных традиций, способов производства и экспортируемых видах меда:

• Группа 1: Восточные страны, которые  показали значительное увеличение объемов   экспорта меда (рисунок 6, столбцы красного цвета).

 

Группа 2: такие страны, как Бельгия, Польша, Испания, Италия, Португалия, Болгария и Румыния, которые показали как увеличение экспорта меда, так и импорта за последние годы (рисунок 6, полоски в голубом).

• Группа 3: страны, которые в основном экспортируют фасованный мед, такие как Германия, США, Франция и Австралия и  которые не показали заметного увеличения их объемов экспорта за последние годы.

Эти страны считаются чистыми импортерами меда (рис. 6, бары в Виолетта).

• Группа 4: такие страны, как Новая Зеландия и Бразилия, которые в основном экспортируют специализированные продукты, такие как Манука и органический мед (рис. 6, зеленые столбики).

• Группа 5: страны, которые экспортируют обычный мед, такие как Аргентина, Мексика, Канада, Венгрия, Уругвай, Куба и Чили. Эти страны показали или умеренные темпы роста (Мексика) или снижение объемов экспорта и цен за последние годы (рисунок 6, желтые столбики).

Эта группировка по странам приводится в первую очередь для того, чтобы предоставить читателю понимание и характеристику разных медовых экспортных моделей. Тем не менее, следует отметить, что эта характеристика подразумевает обобщения, которые, конечно, всегда сопровождаются исключения, которые являются результатом влияния разных факторов на поведении компаний из стран-экспортеров.

Группа 1: Восточные страны-экспортерыа меда 

Азиатские страны отреагировали на растущий мировой спрос на мед  массовым экспортом недорогой продукции. Группа из пяти стран (Китай, Индия, Украина, Вьетнам и Таиланд) увеличили общий экспорт 21 241 тонн в год (рисунок 7) с индивидуальными темпами увеличения до 8 281 тонн/год - Китай  и до 1385 тонн/год - Таиланд. (рисунок 6, полоски в красном). Увеличение производства меда в этих странах произошло без параллельного роста числа ульев и, в тоже время, невозможно обосновать увеличение экспорта меда увеличением  производительности ульев. Также удивительно увеличение экспортных поставок меда, учитывая экологическую деградацию земель и системы водоснабжения в Индии и Китае (García, 2016; García & Phipps, 2018; Фиппс, 2016). Очевидно, что только фальсификация  меда может быть вероятным объяснением такого большого увеличения  объемов экспорта меда.

Кроме того, некоторые азиатские страны, такие как Таиланд увеличили экспорт меда (в основном в США) путем увеличения  импорта китайского меда, таким образом, генерируя новые возможные пути поставок межа в США. Связано это с тем, что компании, импортирующие китайский мед должны платить высокие антидемпинговые пошлины (True Source Honey, 2015).

Опыт показал, что это «Модель фабрики меда», хотя вначале она была привлекательной, на самом деле извращенная, особенно для честных пчеловодов всех национальностей. Использование дешевых фальсифицированных медов с возможностью получения большой прибыли искушает новых и новых участников этой преступной схемы. Для увеличения прибыли и с тем, чтобы добиться доминирования на рынке такие производители, экспортеры, импортеры используют самый дешевый мед, разные сахарные сиропы для увеличения объемов такого меда и снижения цены.   Использование дешевого  продукта максимизируется,  рынок заполняется фальсифицируемым медом, производители и трейдеры  занимаются этим, получают прибыль,  а честные пчеловоды и производители получают все меньше и меньше денег за свой чистый мед, поскольку цены на их мед значительно выше того, что предлагает рынок. Резкое увеличение экспорта из  восточно-азиатских стран привело по крайней мере  к трем видимым последствиям для международного рынка:

(i) цена на качественный мед упала и испытывает давление в результате избыток продукта

(ii) эта ситуация явилась сдерживающим фактором для производства и экспорта качественного меда несколькими традиционными странами-экспортерами, которые показали значительное снижение их объемы экспорта за последние 10 лет

(iii) появление новых экспортеров, которые занимаются реэкспором дешевого меда как прямого реэкспорта, так и после смешивания с медами местного производства.

Группа 2: Реэкспорт европейских стран

Большое различие  цене на мед в зависимости от их географического  происхождения послужило стимулом для некоторых стран ЕС для импорта дешевого меда с целью его реэкспорта как меда местного производства (García, 2016). Наверное, самый интересными здесь являются такие страны как  Испания, Бельгия, Польша, Италия и Португалия, которые показали 200% увеличение их общего объемы экспорта меда за последние 10 лет (25 362 тонн в 2007 г. по сравнению с 76 137 тонн в 2016 году). Это увеличение поставок меда на экспорт нельзя объяснять увеличением  количество ульев, которое только выросло на 2,7% за этот период согласно FAOSTAT (2018), а также не может быть объяснено увеличением продуктивности за улей, учитывая растущие трудности, с которыми сталкиваются пчеловоды при попытке добиться хороших урожаев  меда в Европе. Значительное увеличение экспортных продаж меда этих пяти стран ЕС можно объяснить с уверенностью на  95% (R2  знак равно 0,9524) за счет увеличения импорта меда из таких  стран, таких как Китай и Украина (рисунок 8). Как объяснялось ранее, маскировка географического происхождения меда является одной из форм фальсификация меда. Официальные власти  стран-экспортеров и стран-импортеров меда должны улучшить системы  прослеживаемости происхождения меда, разработать новые методы тестирования географического происхождения меда с целью более эффективной защиты потребителей от этого  вида мошенничества.

Группа 3: Страны-экспортеры фасованного меда

В отличие от предыдущей модели, эти  страны, как  чистые импортеры меда продемонстрировали  низкие показатели увеличения экспорта меда. Это такие страны как Германия, США и Франция. В случае  с Австралией тоже  прослеживается  снижение экспорта меда (рис. 6). Эти страны проявили уважение к прослеживаемости географического происхождения меда и не воспользовались краткосрочными экономическими преимуществами  наращивая экспорта меда используя реэкспорт дешевого меда из других стран.

Есть трудности, с которыми столкнулись  Новая Зеландия и Бразилия, которые имеют интерес у увеличении объемов экспорта (рисунок 6, зеленый) и повышении цен (таблица 4), благодаря четкая дифференциация и креативным маркетинговым стратегиям для своих меда.

Новая Зеландия великолепно развивается  и продает мед Манука. Бразилия  возглавила экспорт органического мёда. Мексика также расширила экспорт органического меда. Эти страны показали устойчивый рост  экспорта меда в течение последних нескольких лет и они представляют собой модель развития, модель увеличения экспорта меда в соответствии с которой положительный рост в экспорте меда может быть достигнут путем продуманной маркетинговой политики. Конечно, нишевые рынки обычно требуют ограниченного количества меда  и  требуются годы маркетинговых усилий, требуются инвестиции и не является решением для всех пчеловодов, но тем не менее это является удачной стратегией.

Группа 5: Традиционные страны экспорта обычного меда

Основные традиционные страны экспорта меда в Америке и Европа - Аргентина, Мексика, Канада, Уругвай, Венгрия и Чили пострадали от роста экспорта меда из восточно-азиатских стран (рисунок 6, в желтый и рисунок 7). Эти традиционные  страны-производители меда экспортировали качественный мед, исследованный по различным параметрам и с доказанным происхождением. Тем не менее,  эта группа стран должна срочно пересмотреть свои подходы и цели к экспорту меда, потому что их модель экспорта меда очевидно, больше не работает, как это было ранее. Некоторые важные для них импортные рынки, по-видимому, не в состоянии вознаградить их усилия по производству и экспорту высококачественного чистого меда.

Мед манука  должен быть вдохновляющим  примером для тематического исследования для производителей стран-экспортеров меда. Они должны продвигать мед с особыми свойствами или преимуществами для здоровья человека. Ореол здорового продукта над медом - это историческое явление и мы сейчас должны  романтизировать мед, использовать достижения  передовой современной науки для обоснования пользы употребления меда для здоровья человека.  Кроме этого, медовая промышленность должна также извлечь выгоду из опыта других отраслей, таких как чай, вино, кофе, орехи и т. д.

Выводы

Постоянное увеличение себестоимости меда, снижение урожайности меда из-за росту промышленного сельского хозяйства, использования пестицидов, сокращения мест медосбора,  снижение цен ведет к снижению прибыли, что в свою очередь делает  производство меда экономически непривлекательным во многих случаях.

Страны, которые в основном сосредоточены на производстве чистого меда на экспорт уступают модели экспорта, используемой восточно-азиатскими странами. Эта азиатская модель может быть принята и многими импортерами и производителями в разных странах, потому что это приводит к получению прибыли, увеличению продаж и низким ценам на полках. Все это идет вразрез  с попытками  защитить имидж мёда как натурального продукта. Честное пчеловодство является  важнейшей составляющей социальной ответственности компаний-производителей и компаний, занимающихся экспортом-импортом меда. Получение прибыли  происходит за счет потребители, которые часто не получают продукт, за который они платят не только деньгами, но и здоровьем. Создается  угроза безопасности пищевых продуктов  продовольственной безопасности  в целом. Такие страны, как Новая Зеландия и Бразилия разработали успешные модели продажи меда, которые могут быть приняты во внимание другими производителями меда. Этот процесс,  вероятно, будет требовать времени.

Устойчивость честного пчеловодства требует:

(i) вынесение на повестку дня проблем, связанных с фальсификацией  меда и продвижением чистого меда как уникального продукта для здоровья человека

(II)  научное исследование свойств меда, связанных для здоровья человека

(iii) маркетинг и пропаганда оздоровительных свойств мед

(iv) обеспечение у потребителей более глубокого понимания преимуществ и ценности меда и медовых продуктов

(v) новое использование мёда в продуктах питания

(vi) создание всемирной справочной коллекции меда

(vii) создания открытых баз данных для меда

(viii) разработка и внедрение тестов для определения фальсификации меда  официальными властями всех стран экспортеров и импортеров меда

(ix) постоянно исследование и совершенствование методов скрининга

(х) единообразие  стандартов качества на мед

(xi) улучшения  системах прослеживаемости происхождения меда, его географического и ботанического происхождения

(xii) создание более качественной и согласованной системы  маркировки меда

(XIII) постоянная борьба против фальсификации меда, которая должна включать средства массовой информации, законотворческие, судебные и провоохранительные органы.

Эта важная задача может быть решена только совместными усилиями пчеловодов, честных производителей, экспортеров, импортеров, ученых, частных лиц и государственных лабораторий и официальных властей. Окружающая среда, потребители мёда и пчеловоды заслуживают защиты!

 

Автор выражает благодарность Mr. Javier Nascel, Mr. Ron Phipps, and Mrs. Pam Phipps  за их постоянную поддержку и плодотворный обмен идеями о международном рынке меда.

 

References Cramp, D. (2013). Manuka honey explained. Bee World, 90 (2), 58–60.

Crane, E. (1980). A book of honey. Oxford: Oxford University Press. Codex Alimentarius. (1981).

Codex standard for honey. Codex Alimentarius, 12, 1–8.

Da Silva, P., Gauche, C., Gonzaga, L., Oliveira Costa, A., & Fett, R. (2016). Honey: Chemical composition, stability and authenticity. Food Chemistry, 196, 309–323.

De-Melo, A. A. M., de Almeida-Muradian, L. B., Sancho, M. T., & Pascual-Maté, A. (2018). Composition and properties of Apis mellifera honey: A review. Journal of Apicultural Research, 57, 5–37.

Dübecke, A., van der Meulen, J., Schütz, B., Tanner, D., Beckh, G., & Lüllmann, C. (2018). NMR profiling a defense against honey adulteration. American Bee Journal, 158, 83–86.

Escuredo, O., Míguez, M., Fernández-González, M., & Seijo, M. (2013). Nutritional value and antioxidant activity of honeys produced in a European Atlantic area. Food Chemistry, 138, 851–856. European Commission. (2016). Coordinated control plan to establish the prevalence of fraudulent practices in the marketing of honey. Retrieved from: https://ec.europa.eu/food/ safety/official_controls/food_fraud/honey_en

European Honey Directive 2001/110/EC. (2001). Relating to Honey. Retrieved from: http://eur-lex.europa.eu/ legal-content/EN/TXT/?uri=CELEX:02001L0110-20140623

Eyer, M., Neumann, P., & Dietemann, V. (2016). A look into the cell: Honey storage in honey bees, Apis mellifera. PLOS ONE, 11(8): e0161059. doi:10.1371/journal.pone.0161059.

FAOSTAT. (2018). Production. Live Animals. Retrieved from: http://www.fao.org/faostat/en/#data

García, N. (2016). A study of the causes of falling honey prices in the international market. American Bee Journal, 156, 877–882.

García, N., & Phipps, R. (2018). Honey market report. American Bee Journal, 158, 23–30.

Gary, N. (2015). Activities and behavior of honey bees. In J. M. Graham (Ed.), The hive and the honey bee (pp. 271–308). Hamilton, IL: Dadant & Sons.

Haefeker, W. (2018). European “slow honey” in past, now and future. Paper presented at the China Bee Products Conference, Xi’an, China. National Standards of People’s Republic of China GB 16740- 2014. (2015).

National Food Safety Standards Honey. Retrieved from: http://www.mpi.govt.nz/document-vault/14401

Nicolson, S., & Human, H. (2008). Bees get a head start on honey production. Biology Letters, 4, 299–301.

Phipps, R. (2016). Honey market report. American Bee Journal, 156, 1091–1094.

Seeley, T. (1995). The wisdom of the hive. Cambridge, MA: Harvard University Press.

Strayer, E., Everstine, K., & Kennedy, S. (2014). Economically motivated adulteration of honey: Quality control vulnerabilities in the international honey market. Food Protection Trends, 34, 8–14.

True Source Honey. (2015). TSH issues alert on honey shipped from Thailand and Taiwan. Retrieved from: www. truesourcehoney.com

United States Pharmacopeia. (2018). Food fraud database. Retrieved from: http://www.foodfraud.org/

 

Prof. Norberto García Apiculture, Universidad Nacional Del Sur, Bahía Blanca, Argentina

Senior Consultant, Nexco S.A., Argentina President, International Honey Exporters Organization (IHEO);

President, Apimondia Scientific Commission of Beekeeping Economy Member, Board of Directors of True Source Honey (U.S.A)

Chairman, Apimondia Working Group on Adulteration of Bee Products E-mail: n.garcia@nexco-sa.com.ar

 

To cite this article: Norberto L. García (2018): The Current Situation on the International Honey Market, Bee World to link to this article: https://doi.org/10.1080/0005772X.2018.1483814

Опубликовано: 29.03.2019