Экспорт меда в Южную Корею

Экспорт меда в Южную Корею

Поставки меда из России в Южную Корею очень незначительны и на это есть свои причины. Экспортировать  мед в Южную Корею хотели бы и  имеют возможность многие приморские и алтайские предприятия, но система квот пока делает это проблематичным.  Качество меда, его натуральность подтверждается результатами лабораторных исследований, при экспорте меда предприятия готовят все необходимые документы. Но есть но.

Мед пользуется успехом в Южной Корее. Мороженое с  с топпингом из меда  - все это в моде в столице Сеуле - настолько, что некоторым магазинам пришлось приостановить продажи из-за проблем с поставками.  В недавнем отчете, опубликованном Министерством бизнеса, инноваций и занятости (MBIE), говорится, что жители Южной Кореи в настоящее время обращают внимание на этот замечательный продукт.  

С проблемами поставки меда оптом  в Южную Корею сталкиваются и новозеландские пчеловоды. В настоящее время только четыре процента (2,45 млн. долл. США) всего новозеландского экспорта меда в Восточную и Юго-Восточную Азию идет в Южную Корею, но Министерство бизнеса, инноваций и занятости прогнозирует, что их стоимость вырастет на 44 процента в течение следующих пяти лет. Но по данным Новой Зеландии экспорт меда в Южную Корею в 2013 году упал до 2,54 млн долларов, сократившись на 4,4 процента по сравнению с 2012 годом. Все производители меда говорят, что на пути существенного экспорта меда в Корею стоит одна вещь: отсутствие соглашения о свободной торговле между странами.

Производитель меда Airborne говорит, что огромные торговые тарифы сдерживают его усилия по увеличению сбыта меда  в Южной Корее. Мед влечет за собой основную импортную пошлину в размере 243 процентов. Это может быть уменьшено примерно до 20 процентов, если мед импортируется в Южную Корею  по системе квот, но распределение квоты идет за год вперед и размер квот достаточно небольшой.  «Это довольно сложная, негибкая позиция… из-за которой очень сложно выстроить свои планы по поставкам меда в Южную Корею», - говорит директор по продажам Airborne Джон Смарт. Сельскохозяйственные тарифы остаются основным камнем преткновения на переговорах между Южной Кореей и другими странами-импортерами меда. Но  Южная Корея заявляет, что нуждается в них для защиты своих отраслей.  Г-н Смарт говорит, что корейцы «очень разборчивы в качестве пищи, которую они потребляют», и все больше привыкают  к высококачественным продуктам Airborne.

Однако, эти ограничения в свою очередь ограничивают право покупателей на покупку качественного и натурального меда. Практика пчеловодства на азиатском рынке несколько не регулируется, и есть возможность кормить пчел сахаром, из которого и получают мед.  Отмена тарифов не обязательно повлияет на цену, по которой корейцы покупают продукцию Airborne. Розничная емкость 500 г чистого меда Манука продается по цене около 25 000 корейских вон (28,65 новозеландских долларов), но г-н Смарт говорит, что это в основном соответствует цене на других азиатских рынках. Вместо этого свободная торговля позволила бы Airborne удовлетворять потребительский спрос за счет увеличения количества сортов меда, предлагаемых в престижных универмагах и супермаркетах. С одной стороны, есть понимание у корейских властей, что импортный мед  напрямую не конкурирует с их собственным медом.

Южнокорейский мед вряд ли придется по вкусу истинным ценителям этого продукта.

Как правило, мед в Южной Кореи – это смесь меда, сиропа и разного рода добавок. Настоящим медом это можно назвать с большой натяжкой.

Импортный мед конкурирует между собой  – между  фермерами Соединенных Штатов, Австралии, Канады, России  - фермерами из других стран. Некоторые из этих конкурентов, а именно США и Европейский Союз, уже подписали соглашения о свободной торговле с Южной Кореей, которые полностью отменили тарифы на мед. Другие страны пока на пути к достижению таких соглашений.

 

Опубликовано: 30.01.2019